8 октября 2015 года

Rambler&Co

- Здравствуйте, это программа «Корпоративные медиа», и сегодня у нас в гостях София Иванова, Pr-директор группы компаний «Rambler&Co». Здравствуйте, София.

- Здравствуйте.

- Первый вопрос, с места в карьер: сколько человек работает в Холдинге?

- У нас работает порядка полутора тысяч человек, из них примерно 700 человек это журналисты и 700 человек это редакторы, которые занимаются разработкой.

- Для чего «Rambler&Co» общаться с аудиторией?

- Это абсолютно естественный процесс, поскольку мы работаем для аудитории, мы не производим ничего, кроме медиа-сервисов, и поэтому то, как нас воспринимает аудитория, то, как она нас посещает — для нас принципиально важно. Поскольку «Rambler&Co» включает в себя порядка 50 различных медиа-проектов, таких как Газета.ру, Lenta.ru, Rambler, Live Journal, Чемпионат.com, также различные сервисы, такие как Рамблер.касса, или почта. Мы обязаны слышать нашу аудиторию, слушать, смотреть, что ей интересно, рассказывать о том, что мы делаем, новых запусках, продуктовых изменениях, о спецпроектах, журналистах, людях, которые у нас работают. О том, куда мы движемся и зачем.

- У вас есть статистика — какова аудитория всех ваших изданий?

- Мы ежемесячно обслуживаем примерно 40 млн человек. Наши продукты покрывают все интересы человека — от момента того, как он проснулся, до момента, как он заснул. И Вы, я думаю, свой день начинаете, а может быть и заканчиваете, с нашими ресурсами.

- Это правда, что есть — то есть! Давайте перейдём к бренду. У вас в графической стилистике используется значок «амперсанд» — почему был выбран именно такой образ и такая концепция?

- Компания «Rambler&Co» объединяет в себе свыше 50 больших проектов это и медиа и сервис. Некоторое время у нас не было единого бренда, мы назывались «Афиша-Рамблер-СУП», затем мы задумались над тем, как мы хотим себя называть, и пришли к выводу, что нам следует использовать наш самый уникальный и известный бренд — это Рамблер, добавили к нему амперсанд, чтобы сказать, что нас много, мы вместе, а «Co» — может быть как угодно — колаборация, ко-брендинг, cooperation, companies... В прошлом году Рамблеру исполнилось 18 лет.

- Вообще, бренд «Rambler&Co» — он какой?

- Он безусловно очень живой, позитивный, динамичный. Там постоянно что-то происходит, мы постоянно что-то выпускаем на рынок; мы на слуху и на виду, бренд молодой и в чём-то дерзкий.

- Нет ли внутренней конкуренции между брендами?

- Нет. Мы конкурируем за аудиторию, за цитируемость. Но в целом мы достаточно самобытны, поэтому конкурировать не очень правильно и не нужно. Скорее, дополняем. - Вы хотели рассказать про исследования.

- Мы сделали исследование, её делала какая-то очень серьёзная компания, выясняли, какое ощущение возникает у людей при слове «Рамблер», какова узнаваемость. Коллеги из маркетинга замеряли эти показатели. Самое интересное, что мы называли продукты, которых в Рамблере нет. Например, мы говорили «Рамблер. карты» — и люди говорили «Да, знаем. И они нам очень нравятся». Там какие-то потрясающие цифры, которые говорят, что доверие к слову «Рамблер» и к бренду очень высоко, поэтому мы всё правильно сделали в том, что использовали именно этот бренд, и продолжаем его использовать и в наших новых продуктах открывается новая вертикаль — это и «Рамблер. Недвижимость», и «Рамблер. Путешествия», завтра откроется «Рамблер. Семья». Поэтому будем продолжать.

- Удачи Вам с новыми направлениями! Скажите, у Вас есть видеостудия?

- Да, мы открыли её примерно месяц назад, она находится на Даниловской Мануфактуре — это наша студия, где мы производим наш собственный видео-контент. Она невероятно крутая: большая, технически оснащённая, как студия Первого канала, там всё абсолютно серьёзно, там до ста посадочных мест, т.е. мы можем снимать любое ток-шоу. Сейчас мы примеряемся, работаем над форматами, пытаемся разработать некое расписание и набор форматов, которые сможем производить, — для того чтобы дистрибуцировать их на наши собственные ресурсы или отдавать их тем, кто жаждет получить наш собственный видео-контент.

- А что это будет за контент?

- Это могут быть интервью: один человек и аудитория, или два человека, три человека. Там совершенно разная конфигурация столов, которые предлагаются для работы, это могут быть ток-шоу, или любые презентации, всё что угодно, кроме блокбастеров типа «Миссия невыполнима».

- Эта структура создаётся, чтобы делать видео-контент — для какой аудитории и для каких целей?

- Для всех наших аудиторий. Для всех наших медиа. Мы видим, как смещается фокус медиа-потребления в сторону видео, мы видим, что видео безусловно востребовано, что ролики смотрят и размещают в соц. сетях — они набирают по 5, 10 млн просмотров. Мы двигаемся в эту сторону, поэтому мы решили производить видео-контент у себя, ставить их на свои собственные медиа-ресурсы. Это и «Лента», и «Газета», и «Чемпионат», и «Афиша-Еда», и «Афиша» и новые медиа, которые мы открываем.

- Можно ли это назвать каким-то телевидением?

- Мы не очень любим слово телевидение, потому что оно к телевидению не имеет примерно никакого отношения. Формат видеоролика для интернета категорически не такой, как для телевизора — это хронометраж, подача, динамика. Это видео в интернете, совершенно отдельный жанр, и мы себя считаем себя здесь пионерами. Мы думаем что это то, на чём мы сфокусируемся в ближайшие несколько лет.

- Мы видели у вас несколько интервью, где команды из разных проектов рассказывают о том, чем занимаются. Для чего создаются такие интервью?

- Я очень люблю рассказывать о своей работе и о людях, которых мне посчастливилось встретить. Мне хочется рассказывать о нашей компании. Мы снимаем интервью для того, чтобы рассказывать о том, что мы из себя представляем, какой мы Hr-бренд, что мы можем предложить молодым специалистам, почему с нами интересно работать. Поэтому мы снимаем такие штуки, используем их на сайте; кто-то читает лекции в Высшей школе экономики и МГУ, встречается с рекламодателями. Видео-контент интересен — поэтому мы это делаем.

- Как Вы считаете, аудитории важно видеть лица людей, которые стоят за продуктом?

- Конечно! Любой аудитории любого продукта — наверное, медийного в первую очередь. Зачастую мы читаем колонку Арины Холиной на Снобе и хотим узнать о ней побольше, потому что интересен человек, который пишет на эти темы. Мы всегда на виду, мы медийны, мы интересны, поэтому нас постоянно хотят услышать, увидеть, познакомиться с нами, поработать.

- Следующее, что мы у вас нашли — это инфографика. Она у вас представлена на разных ресурсах. Расскажите, для чего вы её используете.

- У нас есть большая студия инфографики, мы постоянно заказываем у них всякого рода большие работы, это как правило спецпроекты для Газеты.ру и Ленты.ру. Если вы зайдёте на наши медийные ресурсы, то обязательно увидите потрясающие по своему масштабу, проработке и художественной ценности работы. Также мы работаем с другими клиентами, которые обращаются к нам с целью получения инфографики, какого-то визуального изображения какого-то определённого количества данных, которые они производят в рамках своего бизнеса. Мы можем делать и такие проекты тоже. Это отдельная структура «Студия Рамблер Инфографика».

- Как Вы оцениваете инфографику как корпоративный инструмент?

- Безусловно удобная штука, чтобы делиться в социальных сетях, потому что мы очень много работаем с ними. Это наш большой и серьёзный канал коммуникаций с аудиторией — корпоративной, внутренней, потенциальных людей, которые приходят к нам на работу, клиентов и т.д.

Для нас инфографика — это такая вишенка на торте, когда ты можешь какие-то данные визуализировать, сделать интересными, может, даже смешными; представить свою ту или иную мысль в таком инфографическом виде визуально.

- Как вам кажется, в какую сторону может развиваться инфографика в будущем? Есть ли куда развиваться такому формату?

- Она достаточно активно развивается в принципе, если мы вспомним инфографику двухлетней давности то поймём, что она категорически устарела с тем, что делают сейчас с помощью каких-то видео-инструментов. Я думаю, что инфографика будет развиваться в сторону крутых компьютерных игр и наверное, какую-то параллель можно провести с бизнесом, который мы видим, насколько сильно развивается — Танки, Варкрафт или другие.

- Давайте поговорим про видео-лекции. Для чего они у вас записываются и выкладываются?

- Где-то с осени мы задумались о том, чтобы собирать профессионалов из разных отраслей разработки — людей, знающих различные языки программирования, те, кто соображает в вёрстке или дизайне и подумали, что будет здорово дать площадку для обмена мнениями, выступлений, для того, чтобы люди знакомились друг с другом, приходили к нам работать, делились своими идеями и своим мнением. Мы подумали, что будет здорово, если мы найдём сообщество, расскажем о нашей задумке, представим спикеров, которые были на тот момент и попробуем пригласить определённое количество людей. Это такой клуб по интересам, где ребята, которые «пилят на Питоне» могут поговорить с ребятами, которые «пилят на Питоне» чуть-чуть лучше, или наоборот. Это своя тусовка, на которой они оттачивают какие-то секреты мастерства, обсуждают опыт друг друга.

- Для чего делаются видеозаписи таких выступлений?

- В первую очередь для людей, которые по каким-то причинам не смог прийти. Ребята из других городов, других стран, которые тоже хотят погружаться в это знание, но не могут в силу обстоятельств. Мы стараемся производить как можно больше видео.

- Расскажите про своё участие в видео-эстафете Ice Bucket Challenge.

- Это то, о чём я рассказывала, что мы молодые и дерзкие. Это в первую очередь, благотворительная акция, и уже во вторую очередь смешная. Мы всегда в том, что нужно, слышно, видно.

- Расскажите нам про свой интранет-портал.

- Когда произошло фактическое объединение активов «Афиша-Рамблер-СУП» и все вдруг оказались в ситуации того, что мы не знакомы друг с другом, не знаем, как нам познакомиться, мы слишком заняты и нас слишком много, мы даже не все вместе сидим, у нас есть проекты, которые сидят в других офисах в Москве — и нам нужен некий инструмент, который бы нам позволил решить задачи коммуникационного свойства и задачи административные. Таким образом был разработан интранет, который собрал уже четыре премии и я надеюсь, это не предел. Мы сделали его сами, от начала и до конца, от идеи до реализации.

Обычно интранет — это некое пространство, где девочки из пресс-службы или из отдела кадров публикуют разного рода информацию, что-то приятное. Мы подумали, что должны создать инструмент, который всем будет удобен, понятен и привычен, и сделали небольшой фейсбук в рамках нашей компании. Любой человек может написать в интранет, затегировав свой пост в зависимости от темы и того, что он хочет сообщить. Дальше мы кликаем, лайкаем, комментируем, тегируем других сотрудников внутри этого поста. Там всё время идёт жизнь. Это здорово, потому что таким образом была решена задача вовлечённости коллектива в общественную жизнь. Мы смогли любые наши услуги сделать электронными — от заявки на канцелярию или пропуска на машину до возможности уйти в отпуск буквально тремя кликами. Это быстро, удобно, привычно, поскольку мы компания технологическая, нам постоянно хочется всего технологического. Это наша большая гордость и моя большая радость.

- Я вас поздравляю с таким хорошим результатом. Как вы думаете, каковы современные стандарты подачи информации?

- Я достаточно часто выступаю перед людьми, которые задают вопросы «Как сильно изменился Pr за последние пять лет?» и я всегда говорю о том, что у нас больше нет времени. Если раньше была возможность подготовить релиз, согласовать его, разослать, повесить на наш корпоративный сайт — то теперь у нас времени нет категорически. Просто потому что скорость нашей жизни максимально увеличена, скорость обмена информацией максимально велика. Современные средства коммуникации — это всё, что можно сделать быстро. Это корпоративный жж, фейсбук, инстаграм, — это то, где ваши новости доходят молниеносно для тех аудиторий, которые вам в данный момент нужны. Если это сообщение о компании, и на вас подписаны ваши же сотрудники — они видят это мгновенно, и им не нужно обращаться в пресс-службу и так далее. Сейчас любой сотрудник компании может забрать случайно любой ваш инфоповод, поэтому надо быть быстрее всех.

- Вы говорите о транспортировке контента — а каким должен быть сам контент?

- Сам контент должен быть максимально коротким. Я сейчас много об этом думаю. Время больших пресс-релизов закончилось, ни у кого нет времени читать большие тексты и думать, про что это написано и для чего. Четыре, пять, шесть предложений — максимум. Это если вы меня спрашиваете о технических вещах.

- Что вы можете пожелать коллегам по работе с медиа-инструментами?

- В первую очередь думать о том транспорте, который у них есть. Если это корпоративный твиттер — он должен быть интересным, актуальным, быстрым. Если это корпоративный инстаграм — он должен перемежать в себе контенты развлекательный и бизнесовый. Самое важное — чтобы он был актуальным, живым и коротким. Я всё время призываю к одному: давайте уважать время друг друга.

- Спасибо! Это была София Иванова, Pr-директор группы компаний «Rambler&Co». Спасибо, что пришли.

- Спасибо, что пригласили.


Поделиться в социальных сетях