10 сентября 2015 года

Благотворительный Фонд «Галчонок»

— Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях Ольга Журавская, учредитель фонда «Галчонок». Расскажите нам вначале, чем занимается ваш фонд?

— Наш фонд помогает детям с органическими поражениями центральной нервной системы. Самый известный диагноз — ДЦП.

— Зачем вашему фонду выстраивать отношения с внешней аудиторией?

— Дело в том, что без внешней аудитории фонды не могут существовать: внешняя аудитория — это те самые люди, которые помогают. Фонды — это промежуточный этап между тем, кому помощь нужна, и тем, кто может помочь. Так как фондов стало великое множество, нам нужно быть яркими, чтобы привлекать свою аудиторию.

— А кто ваша аудитория?

— Наша аудитория — это, в основном, молодые люди от 20 до 50 лет. Наша аудитория образованна; она увлекается всеми новейшими технологиями. т. к. мы представлены в интернете.

— У вас есть канал в YouTube, там собрано большое количество видео. Расскажите, как создаются эти видео?

— Дело в том, что одна из программ нашего фонда — это инклюзивное образование. Вы можете на канале увидеть видео «Петя. Школа», «Даня. Школа» — это о детях с диагнозом аутизм, которые учатся в обычной государственной российской школе. Эти ролики мы снимаем для того, чтобы показать аудитории, каким образом дети-аутисты могут учиться с обычными детьми в одном классе, почему это здорово, почему это не ухудшает качество образования для обычных детей.

— А вы своими силами снимаете эти ролики?

— Да, мы снимаем своими силами — наверное, это немного видно по качеству. Ролики, которые более качественные, нам помогают бесплатно делать какие-либо компании. Но многие ролики сделаны своими собственными силами.

— Почему вы вкладываете свои усилия именно в медиа-инструменты?

— Вы знаете, есть старая поговорка: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Когда я рассказываю про инклюзивное образование (почему это важно, почему это здорово работает), людям, так как это достаточно новая тема, все равно непонятно — остается много вопросов. А видео сразу же визуализирует этот контекст, отвечает на огромную массу вопросов, которые у человека есть.

— То есть видеоматериалы помогают решать ваши задачи?

— Мы не смогли бы донести такое количество информации, которую мы доносим, без наших видеоматериалов.

— Давайте посмотрим для начала один из ваших мультипликационных проектов. Как я понимаю, у вас серия таких мультфильмов?

— Мы делаем ролик к какому-то проекту, потому что проще всего договариваться с какими-либо рекламными носителями, если есть видеоматериал. И чем привлекательнее этот видеоматериал, чем он менее банален, тем охотнее нам идут навстречу. Этот ролик мы делали к 1 сентября. Нам очень хотелось донести идею инклюзивного образования: что все дети должны учиться вместе, что сегрегация — это плохо. Вот таким ненавязчивым мультиком мы хотели показать родителям и детям, что не нужно бояться детей с особенностями. Надо сказать, что дети очень здорово на наши мультики реагируют.

— А родители?

— И родители тоже! Родители вообще хорошо реагируют, когда их ребенок чем-то вдруг увлекся, и тем самым представилось 5 минут свободного времени.

— Ваша целевая аудитория как реагирует на такие материалы?

— Мне кажется (и у нас есть некоторая статистика по этому поводу), что наша целевая аудитория наши мультики любит, потому что я точно знаю: наши мультики ждут, меня про них спрашивают, когда мы делаем какой-то очередной проект. Люди уже привыкли, что у нас есть визуальное сопровождение наших проектов.

— То есть это для вас рабочий инструмент?

— Безусловно! Гораздо проще показать мультик и тем самым достучаться до человека, чем показывать презентацию. Тут, конечно, зависит, какого качества мультик, какого качества презентация, какая цель в данный момент стоит. Я знаю, что очень многие просто берут и показывают наши мультики у себя на работе для того, чтобы помочь нам собрать денежные средства на реабилитацию.

— Выбор вами именно мультипликации, может, связан еще и с тем, что у вас мультипликационный персонаж на логотипе? Или же мультфильм как формат не привязан к вашим визуальным образам?

— Отчасти. Дело в том, что благотворительный сектор довольно-таки молодой, особенно в России. Когда мы изучали, какие существуют медийные технологии подачи, то столкнулись с тем, что, в основном, все стараются создать ролик с участием звезд. А нам очень хотелось создать что-то такое, что было бы самодостаточным, что можно было бы перевести на другой язык и суть и идею ролика не потерять. Хотя мы очень любим наших звезд, наших ангелов фонда — они тоже снимаются для нас в замечательных роликах. Просто нам кажется, что мультики — это самый известный инструмент по инклюзии. Мультик любят смотреть все дети, независимо от своих особенностей и возможностей. Так как мы очень боремся за инклюзию, так как нам кажется, что инклюзия — очень важный элемент социализации для наших детей, то отсюда и пал выбор на мультики.

— Еще один ролик — инфографика, которая рассказывает о деятельности вашего фонда. Для чего она была создана?

— У нашего фонда был день рождения, мы провели его в Театре наций — все было очень-очень красиво, у нас было огромное количество гостей, звезд. Не хотелось заставлять скучать пришедших благотворителей. Нам хотелось, чтобы они могли быстро и с удовольствием посмотреть отчет о проделанной работе, чтобы могли вдохновиться тем, как много мы вместе с ними всего успели, но чтобы это не отняло большого количества времени от главного мероприятия — от спектакля. Поэтому инфографика идеально вписалась в нашу задачу.

— Инфографика как инструмент в вашем профиле имеет место быть?

— Она просто необходима, потому что благотворительные фонды работают с деньгами, а деньги — это отчеты. Конечно, мы рассылаем и более примитивные отчеты нашим благотворителям по электронной почте. Но когда человек наглядно видит количество поступивших средств, куда эти средства были потрачены, какие проекты были запущены, то тогда у человека складывается ощущение, что он помог нам не зря. Нам очень важно давать позитивный фидбэк людям, которые с нами работают. Инфографику мы используем очень активно.

— Планируете как-то развивать этот формат?

— Да, планируем. Более того, чем больше у нас набирается статистики разнообразной, тем более разнообразной мы можем сделать и нашу инфографику — не только по деньгам, сборам, проектам, количеству волонтеров, но можем рассказать и про то, какие конкретно задачи были выполнены с учетом каких-то целей, в этом году. Инфографика — это огромный инструмент для работы.

— У вас есть еще замечательные открытки. Расскажите, пожалуйста, что это такое?

— Для того чтобы собирать денежные средства, фонд использует разнообразные методы фанрейза. Продажа мерчендайза — один из этих методов. Мы хотели разработать свою собственную уникальную продукцию — смешную, забавную, но приятную, чтобы людям было приятно покупать наши чашки, майки и т. д. Мы решили еще сделать открытки, чтобы каждый мог взять и послать своему другу открытку, деньги от продажи которой ушли в фонд. При этом и друг получает какую-то весточку — всем приятно.

— Как люди реагируют на подобные материалы?

— А людям очень нравится! Мне кажется, что люди устали от грустной благотворительности. Людям хочется чего-то позитивного. Жизнь — довольно-таки сложная штука, нам хотелось бы побольше положительной коннотации. Поэтому мы постарались сделать такие открытки, которые поднимали бы настроение. Благотворительность — это не грустно, благотворительность — это весело.

— Обычно благотворительность — это серьезно...

— Мы хотим уйти от этого подхода. Если вы заметили, то наш символ сам по себе очень мультяшный. Он позволяет нам вокруг себя играть с какими-то веселыми смыслами.

— А был ли кто-то, кому не очень понравился такой ваш легкий подход к этому вопросу?

— Может быть, такие люди и есть, но мне они почему-то не говорят об этом. Думаю, всем нравится, все довольно позитивно воспринимают нашу птичку.

— У вас есть видео-анонсы мероприятий. Мне лично ролики очень понравились! Для чего вы их создаете?

— Это был день рождения фонда, к которому мы также готовили инфографику. У нас есть ангел фонда — наша любимая Юлия Пересильд, которая и придумала весь концепт мероприятия. Нам ведь нужно было донести до людей, что это за мероприятие будет. Если ты говоришь просто «благотворительный концерт», то это звучит скучно: люди уже сыты по горло благотворительными концертами. Если говоришь, что это песни вашего детства, то это немножко непонятно — у всех детство разное. Мы хотели в двух-, трехминутный ролик уложить всю суть того, что мы предлагаем людям посмотреть. Мне кажется, что у нас получилось. Когда человек сомневается, стоит ему идти или нет, то ролики работают так же, как и превью к фильмам: именно после просмотра превью человек для себя принимает решение. Ролик — это очень важно, это на 90% успех мероприятия. Люди, посмотрев ролик, решают для себя — пойдут они на мероприятие или нет.

— Вы не преувеличиваете?

— Я совсем не преувеличиваю!

— То есть видео в вашем случае очень значимо?

— Видео в случае приглашения на мероприятие очень значимо! Поэтому на все крупные мероприятия мы готовим ролики, очень серьезно подходим к этой работе. Эти ролики мы всегда стараемся снимать с помощью профессионалов, а не кустарно, так как понимаем, что от этого зависит количество людей, пришедших к нам на эвент.

— К мероприятиям есть у вас видео-обращения — например, актрисы Равшаны Курковой, в котором она в камеру рассказывает о мероприятии, приглашает на него. Как я понимаю, у вас есть множество известных людей, которые делают такие обращения.

— Да, у нас огромное количество прекрасных актеров, которые поддерживают наш фонд. Дело в том, что ни один фонд не может обойтись без звездных ангелов, попечителей. Мы знаем, что нам будет проще заполучить себе их фанатов, если наши звезды запишут такое видео-обращение. Плюс они сами рекомендуют, как бы ручаются своим именем за то, что это мероприятие будет интересным, что деньги с него пойдут ровно туда, куда и обещано.

— А как обычно снимается обращение — на телефон, на камеру профессиональную?

— У всех очень разный подход. Так как это творческая задача, то мы не можем ставить наших звезд в ситуацию, когда они обязаны сделать невероятную профессиональную картинку. Мы просто просим их записать видео-обращение, а дальше они используют то, что им доступно.

— Это не так принципиально, на что снято — важен лишь человек?

— Иногда важен человек. А еще иногда важна идея. Чем интереснее человек расскажет о том, что будет происходить, чем интереснее он преподнесет это видео-обращение, тем больше людей согласятся прийти на мероприятие.

— А как вы определяете эффективность?

— Во-первых, мы видим, какое количество людей просмотрело видеоролик. Потом мы можем наблюдать, какова корреляция между людьми, которые пришли, и количеством просмотров ролика. Мы не могли не заметить: чем больше просмотров у роликов, тем больше людей приходит на мероприятия.

— Есть видео, в котором вы в главной роли. Это своеобразный видеоблог. Ролик как раз снят на телефон, но это абсолютно непринципиально. Как вы вообще все это придумали?

— Это придумали не мы. Акцию Ice Bucket Challenge запустил иностранный фонд помощи с совсем другой миссией. Но эту акцию подхватили все. У нас в августе прошлого года и в августе это года проходят мероприятия под названием «Галафест». Это фестиваль для всех, он называется «Проводим лето вместе». Мы хотели пригласить как можно больше людей, показать, что мы веселые, что с нами будет интересно — мы дурачились.

— То есть это тоже привлечение людей?

— Конечно! Все, что мы делаем, мы делаем только с одной целью — привлечь максимальное количество благотворителей к фонду «Галчонок».

— Как должен бренд общаться со своей аудиторией: компетентно, авторитетно, мощно или же живо, с человеческим лицом?

— Наверное, это определяется какой-то PR-стратегией компании. Если взять, к примеру, прокуратуру как бренд, то всех бы напугало, если бы прокуратура начала выпускать мультфильмы. Хотя тот же Уголовный кодекс Российской Федерации можно было бы неплохо визуализировать. Если же бренд хочет общаться с людьми напрямую, взывая к их человечности, то можно снизить градус пафоса и высокомерия и быть дружелюбным. У нас задача — подружиться с человеком. Нам мало, чтобы просто перечислили деньги в фонд, нам важно, чтобы человек стал другом фонда «Галчонок», поэтому мы пытаемся апеллировать к тем интересам, которые, как нам кажется, наши потенциальные благотворители разделяют.

— Есть ли у вас какие-либо планы по развитию медийных инструментов?

— Да.

— Какие — расскажите.

— Мы сняли мультик, где дети в конце идут в кино: мы очень хотели, чтобы кинотеатры взяли этот мультик на вооружение и крутили его перед показами фильмов. Нам казалось, что это очень логично. К сожалению, нам не удалось убедить кинотеатры в долгой перспективе. Но мы договорились с помощью друзей фонда крутить наши мультики на плазмах в торговых центрах. Конечно, нам бы хотелось расширить аудиторию — выйти на более широкий экран.

— А по форматам: может что-то еще, помимо мультфильмов и видео-анонсов?

— Помимо мультфильмов, анонсов и инфографики, мы хотим выпустить фильм. Есть один чудесный человек — Алекс Боков, сейчас у него прошло невероятно крутое мероприятие, на которое он пригласил наших детей. По ходу этого мероприятия снимался фильм про наших детей, который в следующем году (когда его смонтируют и выпустят) мы сможем представить широкой аудитории и, возможно, куда-то его повезем.

— Здорово, удачи вам в этом! Что бы вы могли пожелать своим коллегам, которые тоже работают с медийными инструментами: на что обращать внимание, как их формировать?

— Во-первых, у нас замечательные коллеги — все фонды очень стараются. Нужно не бояться быть веселыми, нужно перестать эксплуатировать у человека жалость и апеллировать к тому, что мы готовы помогать лишь потому, что помощь нужна.

— Это была Ольга Журавская, учредитель фонда «Галчонок». Спасибо вам!


Поделиться в социальных сетях